30dff957     

Морочко Вячеслав - Инспектор Корректности



Вячеслав Морочко
ИНСПЕКТОР КОРРЕКТНОСТИ
(Драматическая фантазия в двух частях)
ОТ АВТОРА
Фабулу драматической фантазии "Инспектор корректности" можно обозначить
словами из апокрифа от Филиппа: "Ибо, пока корень зла скрыт, оно сильно.
Но если оно познано, оно распускается, и, если оно открылось, оно погибло."
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
АЛЕКСАНДР - палеонтолог-теоретик.
АННА - его жена.
ЛИЗА - их дочь (девочка лет одиннадцати).
СПАРТАК - палеонтолог-изыскатель.
АССИСТЕНТЫ - помощники Спартака /числом от четырех и более/.
Д Е Й С Т В И Е П Е Р В О Е
МУЖСКОЙ ГОЛОС /до поднятия занавеса в полной темноте произносит слова из
апокрифа от Филиппа/. "Ибо, пока корень зла скрыт, оно сильно. Но если оно
познано, оно распускается, и, если оно открылось, оно погибло."
На сцене - гостиная в доме АЛЕКСАНДРА. Кушетка. Два кресла. На невысоком
столике - поднос со стаканчиками, сифон, пепельница, радиотелефон. Справа
- арочный выход в переднюю. В глубине - большое окно, с цветами на широком
подоконнике. За окном - сад в весеннем уборе. Левее окна - неплотно
прикрытая стеклянная дверь в детскую. На стене между окном и дверью -
несколько акварелей. Слева - арочный проход в другие помещения дома. Утро.
Все в комнате напоено изумительным светом так, будто это не просто
гостиная, а некая пристань небесная. АННА, одетая по домашнему молодая
красивая женщина, ухаживает за цветником на окне: рыхлит землю, высаживает
рассаду, поливает из небольшого кувшина. Работая, АННА прислушивается к
голосам из детской.
ГОЛОС ЛИЗЫ. Ой, папочка! /Заливается смехом./ Ты уронишь меня!
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. А вот и не уроню.
ГОЛОС ЛИЗЫ. У тебя же ножка болит.
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. С тобой у меня ничего не болит!
ГОЛОС ЛИЗЫ. Совсем, совсем?
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. Совсем, совсем.
ГОЛОС ЛИЗЫ. В то утро я так за тебя испугалась!
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. Лиза, давай сядем в креслице... Отсюда - виднее.
ГОЛОС ЛИЗЫ. Ой! Что это, папа? Какой нежный цвет!?
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. Это персики.
ГОЛОС ЛИЗЫ. Вчера еще не цвели!?
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. Я их попросил.
ГОЛОС ЛИЗЫ. Смеешься!
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. Ну вот, - опять слезы! В чем дело, малышка?
ГОЛОС ЛИЗЫ. Ты так стонал... когда тебя привезли!
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. Давай успокоимся... Ты же умница, Лиза!
ГОЛОС ЛИЗЫ. Я слышала, кто-то очень не хочет, чтобы ты жил... Это правда?
Ну, почему ты молчишь? Кто тебя может так не любить? Папа, мне страшно!
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА /тихо/. Мне - тоже.
ГОЛОС ЛИЗЫ. Какой же ты у меня - не как все!
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. "Не как все"!?
ГОЛОС ЛИЗЫ. Ну да. Какой же мужчина признается женщине, что ему страшно?
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА /с нежностью /. Ах ты, моя женщина!
ГОЛОС ЛИЗЫ. Его еще не нашли... - ну того, кто тебя тогда сбил на дороге?
/Пауза./ Молчишь... Погляди на меня! Так и знала, ты плачешь! /АННА
ставит на подоконник кувшин, опускается в кресло и, спрятав в ладони
лицо, беззвучно рыдает./ И мамочка - тоже... Я чувствую... Что же мне
делать, если у вас нехорошая дочка? Одиннадцать лет ее возят в
колясочке... Но не плачьте! Я научусь! Вот увидите... Буду, буду ходить!
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. Обязательно будешь.
ГОЛОС ЛИЗЫ. Папочка, ну улыбнись! Эти взрослые редко при мне улыбаются!
Что ли им скучно со мной?
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА. В самом деле, их трудно понять: даже когда улыбаются...
это не значит, что им очень весело.
ГОЛОС ЛИЗЫ. Папа, милый, сыграй мне на флейте... нашу любимую.
Слышится сильный подземный удар, потом - затухающий гул.
Снова бабахнуло! Что это? Словно гроза под землей...
ГОЛОС АЛЕКСАНДРА



Назад