30dff957     

Морочко Вячеслав - В Память Обо Мне Улыбнись



В. Морочко
В ПАМЯТЬ ОБО МНЕ УЛЫБНИСЬ
Ее зовут витафагия. Она - порождение случая, маленькой аварии в
наследственном аппарате живой клетки. Эта юная жизнь нежна, хрупка и
чувствительна. Она - сама скромность, классический пример
неприспособленности к превратностям жизни.
Витафагия поселяется в каждом организме без исключения, но только в одном
случае из десяти она находит подходящие условия для роста. И начинает
расти - потихоньку, незаметно. Но такой "скромной" она остается лишь до
какой-то поры.
Наступает время, когда материнский очаг витафагии больше не может
развиваться скрытно. Это уже не щепотка клеток, а зрелая опухоль,
охваченная нетерпеливым азартом гонки. Она растет теперь, бешено раздирая
окружающие ткани, выделяя фермент, задерживающий свертывание крови и
заживление ран. Ей уже не страшны никакие медикаменты, никакие
убийственные лучи - она, ведет борьбу за жизненное пространство.
Но вот в сиянии операционной хирург заносит над ней свой нож... Опухоль
удаляется. Однако с ее гибелью увеличивается активность метастазов -
дочерних витафагий, уже занявших исходные позиции для наступления по всему
фронту. Судьба живого организма предрешена.
И самое главное, что витафагия, как айсберг, - большая часть болезни
протекает подспудно. Она дает о себе знать, когда у нее есть все шансы на
победу. Но это уже не болезнь - это приговор, обжалованию не подлежащий.
* * *
С отцом мы виделись редко. У него была своя жизнь. Иногда я тосковал по
нему. Но эта тоска была какой-то абстрактной. Отец не отличался
общительностью. Он любил говорить то, что думает, а это не всегда
доставляло удовольствие.
Неожиданно получилось так, что мы с отцом стали сотрудниками. Это
произошло в самую счастливую пору моей работы в витафагологическом центре,
в тот год, когда я загорелся идеей К-облучателя. Мне понадобился
физик-консультант. У отца была своя тема в институте времени, но он первый
откликнулся на мое предложение.
Моя идея не блистала оригинальностью: облучение стандартным К-облучателем
приводило к некоторой убыли массы опухолевой ткани, а я рассчитывал, что
если удастся создать широкодиапазонный К-облучатель с регулируемой
мощностью и направленным действием, то можно будет начать решительную
борьбу с болезнью, особенно в ранней стадии.
Когда отец понял, на что я замахиваюсь, он только покачал головой.
Он не хотел меня понимать. Наши разговоры выглядели приблизительно так.
Он: - Как мне надоели витафагологи. О чем бы ни говорили - все сводится
к ранней диагностике.
Я: - Ты что-нибудь имеешь против?
Он: - Что можно иметь против, если это всего лишь пустые слова?
Я: - Пока что. Почему ты над всеми смеешься? Я же не критикую
физиков времени, которые возвещают о скором достижении хроносвязи с
будущим. Говорят, у вас для этого все готово. Только результатов
почему-то не видно.
Он: - Это верно. У нас тоже есть любители пошуметь. Кроме
профессиональной гордости, существуют еще профессиональные заблуждения.
Вот вы, витафагологи, стали настоящими магами анестезии. Под тем
предлогом, что наш организм несовершенен, вы добились того, что человек
не помнит уже, как должно ощущаться собственное тело.
Я: - Ни один уважающий себя врач не решился бы высказать подобную
ересь!
Он: -Верно. Не решился бы. Но думает именно так.
Я: - Мы тоже не боги.
Он: - А жаль... Когда человек болен, ему так хочется верить в вас, как в
богов...
* * *
Мой К-облучатель получился похожим на огромный махровый цветок. Во время
работы греб



Назад