30dff957     

Морочко Вячеслав - Звон



Вячеслав Морочко
"ЗВОН"
Скала поднималась в тумане над цепью пологих холмов. Неяркое местное
солнце серебрило ее зубчатую вершину. У подножия собирался мрак. Это
зловещее место облетали даже барашки тумана, а ручеек лавуриновой кислоты,
пробегая, будто в страхе тихо повизгивал. Сгущение тьмы в основании
вертикальной стены было входом в пещеру. Другого названия не нашлось для
самой планеты - непригодной для жизни, известной только страшной этой
дырой, притягивавшей романтические души, как огонь - мотыльков.
На планете, независимо друг от друга, работало две маленьких группы:
астромаяк и планетологическая станция - каждая со штатом киберспециалистов
и всего одним человеком во главе.
Людей присылали сюда регулярно, но так получилось, что эти должности чаще
всего пустовали. В зону исследований галактики попадала исключительно
молодежь. "Загадка века" - так назвали пещеру - не давала покоя, манила и,
как молох, требовала новых жертв... Первым обычно исчезал планетолог.
Потом на поиски уходил человек из астромаяка... Не возвращался никто.
В волнении Дмитрий стоял у скалы, отвернувшись от черного зева. К этой
минуте планетолог готовил себя много дней. Сейчас он отгонял воспоминания
о недавнем разговоре с матерью: они нарушали состояние окрыленности,
которое испытывал юноша перед "вступлением в подвиг". Однако совсем не
думать об этом не мог... Полгода назад, закончив факультет планетологии,
Дмитрий получил назначение на Пещеру. Это была его первая самостоятельная
работа. Он гордился ею и поэтому без особой радости встретил весть о том,
что заведующим астромаяка назначена мама. Однако в день прилета ее он был
искренне рад встрече. Три дня спустя, она пожаловала к нему в гости "для
серьезного разговора". Дмитрий догадывался о чем будет речь и, понимая,
что разговора не избежать, решил не обманывать ложными обещаниями, а
постараться не раскрывать своих планов.
Он начал первый с вопроса: "Мама, ведь ты занималась
"Нераспространяющимися излучениями"... Почему же ты бросила изыскания?"
- С чего ты взял, что я бросила?! - удивилась мать. - Просто работа - на
новой стадии... Дима, скажи, для чего ты опять говоришь
"Нераспространяющиеся излучения"? Тебе же известно, что эта фраза -
абсурдная выдумка репортеров! Зачем ты меня обижаешь, повторяя за ними
чушь?
Со стороны мама была похожа на девочку с золотыми локонами. Такой он
помнил ее всегда, а после гибели папы чувствовал: ее теперь не покидают
мысли, что она может потерять и его. Но сейчас, извиняясь за неудачное
слово, он думал с досадой: "Родителям кажется, то, чем они жили когда-то,
сохраняет значение и сегодня... Но у нас своя жизнь, и то, что сегодня
имеет значение, видится нам куда лучше, чем предкам. Естественно, они
нуждаются в нашем внимании... Но я люблю и уважаю маму только как мать и
не желаю в ней видеть ученого, корпевшего над каким-то нелепым и не нужным
никому генератором: мне это просто не интересно. Чтобы в жизни чего-то
достичь, надо прежде всего уважать свой талант, не упуская возможности его
проявить.
- Ладно, не будем касаться моей работы, - сказала мама. - Я хотела
спросить, ты еще не забыл, где погиб твой отец?
- Не забыл, - ответил Дмитрий. - Я не случайно добился сюда назначения.
Ведь его поглотила Пещера... Как многих. Биоанализ показывает, что в
глубине не осталось и признаков живого белка: все погибли!
- По своей же вине! - с горечью оборвала его мать. - Исследование пещеры
никогда не входило в обязанности планетологов.



Назад