30dff957     

Морозова Ольга - Только Теннис



Морозова Ольга
Только теннис
Содержание
ПРЕДИСЛОВИЕ
ЧАСТЬ I. БОЛЬШАЯ ИГРА...
I. ОТ НОВИЧКА ДО ЧЕМПИОНА
II. В КОМПАНИИ ЛУЧШИХ
III. БОЛЬШОЙ ШЛЕМ
IV. ИЗ ИГРОКА СБОРНОЙ - В ТРЕНЕРЫ СБОРНОЙ
ЧАСТЬ II. ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ...
I АНГЛИЙСКИЙ ТРЕНЕР
II БОЛЬШОЙ ШЛЕМ - ЕЩЕ ШАГ ВПЕРЕД...
III ОСТАВАЯСЬ С ЛУЧШИМИ
IV. ТУРНИРЫ ВЕТЕРАНОВ
V. МУЖ И ДОЧЬ
VI. УРОКИ НЕ НА КОРТЕ
VII. КУБОК КРЕМЛЯ
VIII. АНГЛИЙСКИЙ ДОМ - МОСКОВСКАЯ ПРОПИСКА
ПРЕДИСЛОВИЕ
Книга, как и человек, имеет свою судьбу. Я в этом убедилась на примере
единственного собственного литературного опыта.
В конце восьмидесятых, когда теннис в Советском Союзе стал набирать
необычную популярность, я со своим другом журналистом Виталием Мелик-Карамовым
подготовила рукопись о своей теннисной жизни и отдала ее в одно известное
московское издательство.
По советским правилам ее там пару лет помариновали и наконец подписали в
печать. Но тут произошел развал Союза, и моя книга так и не была издана.
Перед записью второй части книги я прочла ту, что уже десять лет в
рукописи лежала у меня на полке в маленькой комнате английского домика. Первая
мысль - надо переделывать. Но потом я решила оставить все так, как было, с
наивностью высказываний - свойство того времени, с бесконечным упоминанием
слова "советский", с неоправданным увлечением Наташей Зверевой, в которой я
видела будущую теннисную звезду. Разве могла я тогда предполагать, как
сложится у Наташи жизнь, что она, конечно, будет выигрывать, но главные победы
от нее отвернутся? Разве могла я предполагать, как сложится в дальнейшем моя
жизнь? И, в конце концов, кто мог предсказать, что исчезнет Советский Союз,
моя Родина, моя страна, честь которой я защищала как первый игрок, как тренер
ее национальной команды.
Существует стереотипное утверждение, что в той ушедшей жизни было много
хорошего. Но, наверно, и плохого хватало, раз мы с такой скоростью от нее
избавились. А хорошее точно было - наша молодость осталась там.
Вот уже десять лет, как я живу и работаю в Англии, в тихом городке на
берегу Темзы. Но у меня нет ощущения, что я в эмиграции. Наверно, оттого, что
в Москве моя квартира, наверно, оттого, что в Москве мама, друзья, да и я сама
обычно два раза в год приезжаю в свой родной город. А работа в Англии
приблизила меня к мировому теннису, сделала мои знания глубже и интереснее.
Впрочем, я подробно об этом расскажу дальше. Расскажу о судьбе своей дочери
Кати, о том, как сложилась жизнь моего мужа Вити. В Марлоу, в сорока милях от
Лондона, мы с ним отпраздновали серебряную свадьбу.
Но свое пятидесятилетие я отмечала в Москве.
Действительно, все, что ни делается, - все к лучшему. И то, что в
девяностом моя книга так и не была напечатана, дало мне возможность рассказать
вам еще больше историй. А теннис в России за это время стал так популярен и
привычен, что теперь, мне кажется, у этих записок будет еще больше читателей,
чем могло бы их быть десять лет назад.
Я грущу об ушедшем, но не жалею о нем. Легко жить без зависти. Моя жизнь
оказалась такой полной и необычной, что другой я себе и не желаю.
ЧАСТЬ I
БОЛЬШАЯ ИГРА
I. ОТ НОВИЧКА ДО ЧЕМПИОНА
ДЕТСТВО ДО ТЕННИСА И ПОСЛЕ
Я родилась в районе стадиона "Динамо". Там, где пересекаются старые
московские улицы Башиловка, Нижняя и Верхняя Масловка, на улице Мишина стоял
старый деревянный двухэтажный дом со скрипучей лестницей. Всю квартиру на
одной половине второго этажа занимала наша семья: мама с папой и я - в одной
комнате, в другой - бабушка со старшим



Назад