30dff957     

Москвин Николай - След Человека



Николай Москвин
След человека
Глава первая
НАЧАЛОСЬ ЭТО В МОСКВЕ...
В конце июня в отдел кадров завьяловского строительства вошла полная,
но статная, лет сорока женщина и с нею девушка и мальчик. В комнате за
желтым столом, покусывая карандаш, сидел усатый озабоченный мужчина, а в
стороне у окна - толстая, румяная девушка. Шурша синим пыльником, женщина
подошла к этой девушке.
- Скажите, пожалуйста, - спросила она, - не могу ли я у вас узнать,
работает ли на строительстве Шувалов Михаил Михайлович? Я жена его... Или,
может быть, работал когда...
- Это разные вещи! - наставительно сказала толстая девушка.
Смутившись своей строгости, она пригласила женщину присесть,
переспросила имя, отчество и, узнав другие сведения о Шувалове, пошла к
большому дубовому шкафу. Женщина обернулась к двери, где стояли вошедшие с
нею девушка и мальчик.
- Лиза! Витя! - тихо окликнула она их. - Подойдите, сядьте вот!
Они подошли. Мальчик со светлым каштановым чубиком, свисающим на лоб,
не походил на мать, но у девушки - лет шестнадцати - были такие же серые,
широко расставленные глаза, что делало взгляд добродушным, рассеянным, как
и у ее матери. Присев на краешек стула, мальчик, тотчас взял с пустого
стола черный дырокол и принялся с силой нажимать на упругую ручку.
Сестра, ничего не говоря и глядя в сторону, отобрала у него дырокол и
молча положила на место.
Шувалова пристально следила за толстой девушкой, которая рылась то в
узких книгах, то в картотеке. Обернувшись, женщина встретила взгляд
дочери, тоже устремленный к дубовому шкафу, и какая-то неловкая, не то
тревожная, не то недоверчивая улыбка промелькнула на ее полных, чуть уже
поблекших губах. Она вздохнула, посмотрела в окно и снова перевела взгляд
на шкаф.
Так они и сидели, мать и дочь, обе большелобые, -сероглазые, с одной
мыслью и одним желанием. Для толстой же девушки это было другое - она
просто наводила справку. Усатый мужчина шумно выдвинул ящик стола и с тем
же озабоченным лицом стал рыться в нем - у него тоже было свое дело. За
раскрытым окном пофыркивали самосвалы, едущие с бетонного завода на
плотину; со звоном промчались два велосипедистапо небу шли белые крутые
облака - у всех было свое...
Толстая девушка вернулась к своему столу. В руках у нее ничего не было.
- Нет, такой не работает, - сказала она. - Есть двое Шуваловых, но
имена другие и год рождения...
- И не работал? - спросила женщина.
- Я посмотрела и выбывших. Там тоже нет.
Лиза быстро проговорила:
- Как же так? - она даже привстала со стула. - Мы же видели его снятым
на этой плотине... за работой!
Мать не торопясь обернулась к дочери и строго подняла брови.
- Минутку! - и снова обратилась к толстой девушке: - Вы сказали: "Нет
среди выбывших"... Но за какое время?
Та ответила, что она посмотрела за все время восстановления
гидростанции, - это нетрудно, так как за четыре года среди
инженерно-технических работников выбывших было ничтожное количество: ведь,
окончив одну работу, люди переходили на другую на той же станции.
- Сами понимаете, - сказала она, - как же уехать, бросить, если уже
начали!
- Правильно! Вот папа и должен быть тут теперь...
- Лиза!
Мать опять остановила дочь, и та, недовольная, сжав тонкие губы,
отвернулась к стене. Заметив в руках брата пресс-папье с вывинченной
ручкой, Лиза сразу отобрала его и положила на место.
Женщина, подумав, помедлив, спросила, не мог ли Шувалов быть тут на
какой-нибудь временной, нештатной работе. Девушка ответила, что это
в



Назад