30dff957     

Мстиславский Сергей Дмитриевич - Грач - Птица Весенняя



С.Мстиславский
Грач - птица весенняя
Повесть о Н.Э.Баумане
Эта повесть - историко-библиографическая. Она посвящена жизни и
деятельности Николая Эрнестовича Баумана (1873-1905) - самоотверженного борца
за дело рабочего класса, ближайшего помощника В.И.Ленина в создании и
распространении первой общерусской марксисткой газеты "Искра"
Часть первая
Глава I
В НОЧЬ
В ту ночь у границы разыгрался жестокий буран. Вьюга, злобясь, секла лицо
клубами колючих снежинок. Не увернуться никак, не укрыться: крутит, бьет -
сверху, снизу, со всех сторон. И мороз жжет жгучее огня.
Пока шли по лесу, узкою тропкою, сквозь чащу,- было чудесно. Морозно, но
мягко поскрипывал под осторожными-нога в ногу, след в след-шагами синий ночной
снег; недвижно лежали на раскидистых рогатых ветках его пушистые хлопья. И
только вверху, далеко, в темных куполах мачтовых сосен, гудел ветер.
А как только ступили за опушку, на простор, в поле,- сразу же подхватил,
завертел смерчем буран. Не стало видно ни земли, ни неба.
Проводник остановился, обернул назад бородатое лицо. Два чемодана,
связанных широким, через плечо перекинутым ремнем - один на груди, другой на
спине,- казались белыми чудовищными горбами. И весь человек этот, в толстом
овчинном полушубке своем, в бараньей высокой, снегом покрытой шапке, проглянул
сквозь вьюгу нечеловечьим каким-то, сказочным, великаньим обликом.
Он крикнул что-то непонятное. Может быть, речь ломалась и оттого, что
каждое слово приходилось кричать отдельно, притом - в надрыв, во всю силу,
сквозь вои и визг ледяного ветра.
- Сейчас... границ. Сольдат... немецки... русски... Ты - как я... делал...
так... Я нагнул... - Великан согнулся, ссыпая наросший на спине, на чемодане,
сугроб,-...ты нагнул... я бежал - ты бежал... я лежал - ты лежал... Понял? Как
будь, только на меня... смотри...
Он кричал, отряхиваясь, и шедший за ним человек - в тонком, не по русской,
злой зиме, драповом пальто, в мягкой шляпе - кивал обмерзшим, исколотым вьюгой
лицом в удостоверение того, что слова - сквозь ветер - дошли. Не все. Но всех
и не нужно было: само же собою понятно, что надо ровняться по проводнику,
иначе пропадешь.
Он слушал, опустив голову, прикрыв лицо рукавом, прижмурив глаза: пока на
месте стоят, пока проводник кричит над самым ухом, можно отдохнуть-на секунду.
Голос смолк нежданно и сразу. Человек приоткрыл глаза. Перед ним, сквозь
пургу, не маячила уже тень проводника.
Человек прыжком рванулся вперед. И сразу - снегу по пояс, дорога ушла
из-под ног. Поворот?..
Да. Ветер засвистал в левое ухо - до тех пор он бил прямо в лицо. Значит,
был поворот. Или ветер переменился?..
Стоять нельзя: проводник уходит дальше с каждой секундой. Человек шагнул
наугад вправо. Но снег стал глубже. Человек повернулся еще раз, ногою
нащупывая упор,- и потерял направление вовсе.
Тогда он крикнул, крикнул так, что, казалось, кровь брызнет из глаз от
натуги, но только по этому напряжению уверился, что действительно крикнул:
голоса он даже сам не слыхал.
Время шло. Обмороженное лицо не чувствовало ледяных уколов. Человек
продвигался ветру навстречу, упрямо проламывая дорогу сквозь глубокие заносы,
по целине. Он поймал направление ветра - пошел так, как шел раньше: чтоб било
прямо в лицо. Главное сейчас - не закружить, не пойти по кругу, по собственным
заметенным следам...
Он считал шаги - это помогало держать себя в руках, думать только о том, о
чем сейчас надо было думать: о марше сквозь пургу, по прямой, на прорыв где-то
зд



Назад