30dff957     

Музурантов Александр - Винета



МУЗУРАНТОВ АЛЕКСАНДР
ВИНЕТА
На Земле все может быть. И даже ЭТО. Так, некоторые вспоминают, что они жили в другой жизни, но мы не верим, потому что это нас лично не коснулось.

Не верим, потому что мы вообще ни во что не верим, но иногда все же терзают сомнения и уже отрадно, что хоть какая- то частичка души еще жаждет Жизни. Все видимое тленно, невидимое - вечно. Можно спорить, но не утверждать, ибо при этом неизбежно ограничиваешь себя в познании собственного“Я – Ангол
ГЛАВА I
Даже мир бывает страшнее войны.
Ангол
Бажен рос нормальным, обыкновенным мальчиком. Став юношей, не тянулся к девушкам, как его сверстники. Был в меру общителен.

Единственное, что его утомляло- однообразие текущей жизни, в которой было и хорошее, и плохое, но ничего не менялось. И, будучи уже взрослым, он оставался девственником. Пришло время и стала меняться жизнь.

В огромной массе развитого социалистического общества никто ничем не выделялся, но изменилось общество - изменилось и отношение ко всему окружающему. Стали появляться роскошные машины и женщины. Шарм одних стал искаженным отображением нищеты других.

Даже солнце не всех грело одинаково. Такова была реальность жизни.
Подойдя к зеркалу, он стал рассматривать свое изображение: на него смотрело лицо полнеющего мужчины с легкими залысинами и седеющими висками. Уши казались чрезмерно большими, но этот недостаток компенсировался отличным слухом.

Кмясистому носу примыкали два серо- голубых глаза, окруженные сеткой морщин- свидетельство того, что их обладатель добр и насмешлив. Ироническая улыбка тронула губы зеркального двойника. Проведя ладонью по гладко выбритым щекам, Бажен стал одеваться.

Экономя каждую копейку из мизерной зарплаты, позволял себе раз в год расслабиться за чашечкой ароматного кофе и рюмкой коньяка в полюбившемся кафе “Эльф”. Онсел за столик в середине зала и, сделав привычный заказ, задумался: необходимо было проанализировать события вчерашнего вечера и ночи.
Онжил в своей уютной однокомнатной квартирке один. На его затворничество никто не посягал, и он сам старался никому не мешать в жизни. Его мирок был мил и уютен, добр и наивен, тихо скользя в ровном течении жизни.

Сегодня ему исполнилось 40, а вчера вечером было еще 39.
Сервировав стол на две персоны, как всегда в предзнаменательный день, приготовил ужин. Завернул горячее в несколько полотенец и ушел принимать ванну. Нежась в пахнущей хвоей воде, расслабился и ушел в мечты о прекрасном.

Он видел себя в роли спасителя человечества, способного дарить бессмертие. Легким прикосновением он освобождал страдающего от мук боли, неизлечимых болезней, увечий. . . Вода остыла, и это вынудило его очнуться от сладких грез о собственном величии.

Извинившись перед Господом за свои дерзновенные помыслы, наскоро сполоснулся и, набросив халат, вышел из ванной. Вэто время раздался звонок.
“Кто бы это мог быть?”- подумалон.
Нидрузей, ни врагов у него не было. Возлюбленных тоже. Родственных отношений давно не поддерживал.

Жил сам по себе. Звонок настойчиво повторился. Ничего не спрашивая, что было крайне недопустимо в столь смутное время, открыл дверь.

Его глаза встретились с завораживающим взглядом голубых глаз незнакомки.
- Вам кого? - спросил он, закутывая свое тело в халат.
- Девственника! - прозвучал ее голос и она вошла в квартиру, заставив его посторониться.
- Бажен, - представился он в недоумении.
- Знаю, - ответила она, и ее ладонь коснулась его щеки.
Мурашки панически пробежали у него по спине и спрятались в складках старого махро



Назад