30dff957     

Мухина-Петринская Валентина - Смотрящие Вперед



ВАЛЕНТИНА МИХАЙЛОВНА МУХИНАПЕТРИНСКАЯ
СМОТРЯЩИЕ ВПЕРЕД
Аннотация
Широко известные романы, герои которых увлечены наукой, романтики, стремящиеся к новому, неизведанному. Издаётся в связи с 70летием писательницы.
Памяти преданного друга и мужа
Валериана Георгиевича
посвящается автор
ОБАЯНИЕ ЮНОСТИ
Был день, как томик Стивенсона,
Где на обложке паруса.
И мнилось: только этот томик
Раскрой — начнутся чудеса...
Эти лирические строки Маргариты Алигер я вспомнил, перечитывая связанные единым сюжетом романы В. МухинойПетринской «Смотрящие вперёд» и «Обсерватория в дюнах». Вспомнил не только потому, что на переплёте книжки, вышедшей в издательстве «Детская литература» в 1965 году в серии «Библиотека приключений и научной фантастики», изображены рыбачьи баркасы и лодки, а прежде всего потому, что предчувствие и ожидание чуда, встреча с чудесным — важные мотивы замечательного английского романтика Роберта Луиса Стивенсона — в значительной мере свойственны книгам В. МухинойПетринской.
Как только в доме Яши и Лизы Ефремовых, детей участкового надсмотрщика телеграфнотелефонной линии, появляется океанолог Филипп Мальшет, человек, мечтающий обуздать море, их жизнь, скорее серая, чем многоцветная, внезапно преображается. Со всем пылом юности Яша и Лиза проникаются смелой мечтой Мальшета: «Он словно отдёрнул туманную завесу и показал им огромный блистающий мир, полный заманчивых чудес и загадок». Цель жизни найдена! «Мы оба выбрали море», — говорит Лиза.
Вот и первое чудо — чудо обретения цели.
Листая страницу за страницей, следя за развитием острой фабулы, становишься свидетелем научной экспедиции на «Альбатросе». Каждому участнику экспедиции приходится упорно работать. Каждый добросовестно выполняет свои обязанности.

И добросовестность изыскателей словно вознаграждается чудом открытия: они обнаруживают неизвестный, не значащийся на карте остров.
«... А потом пришло чудо открытия».
Яша Ефремов, Марфенька Оленева и Иван Владимирович Турышев летят на аэростате. Полет праздничен для всех, а для Яши просто необыкновенен. Яша «радовался миру, потому что в нём было такое чудо — Марфенька. И она была с ним...»
Это чудо первой любви.
А вот, сто страниц спустя, сама Марфенька, во время иного воздушного путешествия, видит землю и говорит:
«Чудо как хорошо, как славно!»
И хотя читателю уже ясна душевная настроенность Марфеньки, В. МухинаПетринская считает необходимым объяснить, досказать, дополнить: «Она любила землю со всеми её радостными чудесами, от крохотной мушкиоднодневки до грозных океанов, она любила людей...»
И снова — радостные чудеса...
Может быть, читателю покажется, что чудес многовато, что есть тут некая чрезмерная восторженность. Что ж, отрицать это было бы трудно. Но заметьте: В. МухинаПетринская вовсе не стыдится, не скрывает этого.

Её романтизм — плод детскости, поэтического воображения, способного подняться над будничностью, над бытом. Её герои — и она постоянно подчёркивает это — очень молодые люди.

А молодости свойственна неколебимая уверенность в силе человеческой личности, перемогающей обстоятельства, в торжестве смелой идеи и справедливости, в победе душевности над бездушием. Не расслабленность и болезненность, не изломанность и опустошённость, а умение вести себя в чрезвычайных обстоятельствах, что требуют постоянного напряжения всех физических и духовных сил, мужественный оптимизм, цельность и воодушевление — вот главные черты её любимых героев.
«Даже один человек может сделать очень много, а я ведь не один



Назад