30dff957     

Мухутдинов Эдуард - Мечи Эглотаура 1



Эдуард Мухутдинов
МЕЧИ ЭГЛОТАУРА
Книга первая
ДОЛГАЯ ДОРОГА В РАЙА
- Брат! Не святыня Каабы,
Не царственный город Ислама
Не мудрость ученых арабов,
Не светоч Христова Храма
- Иная жжет меня рана,
И жажда неутолима
Ни пенной струей Иордана,
Ни солнцем Иерусалима...
Даниил Андреев. "Титурель"
Глава 1
Пробуждение. Попытки обретения
Нео: - Почему у меня болят глаза?
Морфеус: - Потому что ты ими раньше
никогда не пользовался.
А. Вашовски, Л. Вашовски. "Матрица"
Я проснулся от того, что настойчиво звонил телефон. Я укутался в подушку, задрапировался одеялом так, что пушки не добудятся. Бесполезно.

Эта адская выдумка человечества гремела так, что подняла бы и мертвеца.
А ведь я специально убрал подальше будильник, дабы не разбудил меня случайным отрывочным и непредусмотренным звонком. Наглухо закрыл все окна и плотно их занавесил. Повесил на дверь табличку: "Не беспокоить! " Специально, чтобы подольше поспать.

Надо было отключить и телефон. Или я отключил его? Не помню.
Проклятый аппарат зудел и зудел, от него у меня начала раскалываться голова. Минут пять назад я надеялся, что кому-то там надоест, и он бросит наконец трубку. Не вышло, черт побери.
Шевельнувшись, я выпростал руку из-под одеяла и вытянул ее как можно дальше, потом описал окружность. Может, достану до телефона? Не достал.

Рука бессильно упала на мягкий, сырой и холодный ковер.
Телефон звенел.
Отчаянно матерясь, я сбросил одеяло и сел на кровати. Не открывая глаз, потянулся за трубкой. Никак. Пришлось встать и сделать на неуверенных, гнущихся в разные, но никогда не в нужные, стороны конечностях, называемых ногами, три шага вперед.

При этом я отчаянно водил руками, пытаясь нащупать пыточный инструмент.
Но когда ладонь легла, наконец, на влажную холодную поверхность трубки (блин, наверху у кого-то трубу прорвало), телефон замолк.
Я поднял лицо к потолку и многоэтажно выругался. И замер на полуслове.
Влажную? Холодную? Прорвало в квартире наверху? Я ж на последнем этаже живу! Потолок течет?!
Я открыл глаза. После этого эпохального действа челюсть медленно потеряла управление и съехала куда-то вниз, где перестала чувствоваться. Язык самовольно вылез наружу и нагло улегся загорать на зубах. Веки до упора откинулись вверх, пока не уперлись в брови.

Глаза же я ощутил как два больших шара, вот-вот готовых выпрыгнуть и покатиться по своим делам.
Может, я слегка преувеличил, но суть осталась прежней. Мало сказать, что я был ошарашен - просто остолбенел.
Какой там к черту потолок? Надо мной в орнаменте из крон деревьев голубело небо!
Восстановив через несколько минут частичный контроль над членами, я с трудом опустил голову и уставился на округу. Дикость происходящего еще не полностью дошла до меня. Кровать стояла на лужайке, аккуратно подстриженной подобно газону.

Со всех сторон почти вплотную к ней подступал густой и труднопроходимый лес. В трех шагах от кровати находился пень, у которого я и стоял. На пне покоился телефон, его корпус покрылся росой.
Я растерянно проследил за проводом и увидел, что в полуметре от аппарата он просто обрывается. Как же он тогда звонил?
И кто звонил?
И как я вообще здесь оказался?
Судя по всему, стояла середина лета. Было явно утро, так как роса еще не высохла. Ну ладно, утро - это понятно.

Но лето? Помнится, когда я засыпал, вовсю мела январская метель.
Каким образом я умудрился проспать всю зиму, весну и часть лета, перенести кровать в густой лес, да еще прихватить с собой телефон? Я огляделся. Никакой одежды рядом не н



Назад