30dff957     

Мурич Виктор - Дважды Возрожденный 1



Виктор Мурич
Дважды возрожденный
Книга первая
ЦИТАДЕЛЬ
ГЛАВА 1
— Жми! — орет за спиной Стас. — Жми быстрее!
— Да жму я, жму! — огрызаюсь я, не поворачивая головы. А поворачивать ее, в общем-то, и некогда. Джип и так идет на скорости, значительно превышающей разумную.

Вот уже минут десять мы виляем между обломками скал, прорываясь к выходу из кажущегося бесконечным ущелья. А на хвосте, постепенно догоняя, висят пяток тушканчиков-переростков, жаждущих употребить нас в пищу. Естественно, нас такая перспектива совершенно не прельщает, поэтому я и выжимаю из надсадно ревущего мотора последние лошадиные силы, стараясь при этом не перевернуться, налетев на очередной каменный обломок, или не сорваться в одну из глубоких воронок, нарытых вездесущими кротами.
Наш автомобиль хоть и является внедорожником, причем довольно-таки неплохим внедорожником, «мерседес» все-таки, с трудом преодолевает препятствия из завалов камней. На каждом новом валуне жалобно стонет правый задний амортизатор.

Наверное, где-нибудь его зацепил острый обломок скалы. Главное, чтобы до дома выдержал, а там Малыш его подлатает, будет как новый.
Сначала преследователей было больше, но Стасу каким-то образом удалось подстрелить троих, несмотря на бешеные скачки машины. Не зря он считается у нас лучшим стрелком.
— Ты можешь ехать ровнее? — Стас отчаянно пытается поймать одного из тушканчиков в оптический прицел тяжелого карабина. — Хоть чуть-чуть? — В его голосе сквозят просящие нотки. — Хоть чуть-чуть. И я сейчас же этого гада приласкаю.
Под гадом он имеет в виду наиболее крупного тушканчика, метров на десять вырвавшегося вперед из прожорливой стаи своих сородичей. Пушистый зверек двухметровой высоты с легкостью перепрыгивает глыбы, которые мне приходилось объезжать, настигая нас.

Его длинные мускулистые ноги более подходят для этого мира, чем колеса автомобиля. Были б мы на хорошей трассе, тогда я показал бы этой твари мощь человеческой техники! А так...

Я тяжело вздохнул и резко вильнул рулем, проводя черное тело джипа по самой кромке кротовьей воронки диаметром метров в пять. Машина взбрыкнула задом и, накренившись на правый бок, выбросила из-под колес веер каменной крошки.
В ответ на мои маневры из-за спины раздался отборный мат, в подробностях комментирующий мой стиль вождения и здешние дороги.
— Извини. Отвлекся.
— Ты пореже так отвлекайся! — зло рявкает Стас. — А то потеряешь меня на очередном повороте!
Его упрек полностью обоснован. Из-за моей невнимательности мы могли попасть в лапы преследователей.
Впереди среди серых камней мелькнула полоса желтого песка.
— Вот черт! — громко чертыхнулся я.
— Что еще? — наклонился через спинку сиденья Стас. — Чем ты меня еще порадуешь?
— Песок! Держись крепче!
Он бросил карабин на пол и обеими руками ухватился за металлическую арку из труб, служащую крышей нашему открытому автомобилю.
Желтый пульсирующий свет резко выделяется среди серого окружения. Он кажется чем-то чужеродным на фоне высоких серых скал, обступивших нас с двух сторон. Такое впечатление, что идешь по длинному узкому коридору с грязно-серым потолком с засиженными мухами тусклыми лампами, отбрасывающими мутные тени на серые дешевые обои стен, и вдруг на полу видишь лужу желтой фосфоресцирующей краски.
Этот песок — одна из многочисленных загадок здешнего мира. Пятна фосфоресцирующего песка исчезали и появлялись сами по себе. За исключением свечения и столь необычного поведения, это был по виду самый обычный песок. Лена в шутку называет его «бродячим



Назад