30dff957     

Мусаев Рауф - Вымогатель



Рауф Мусаев
Вымогатель
Рабочие дни полковника Рустамова, начальника N-ского отделения милиции,
были похожи один на другой, как близнецы. По утрам, устроившись в уютном
кресле своего кабинета, он, прихлебывая крепкий чай, рассеянно слушал
отчеты подчиненных, потом неторопливо подписывал бумаги, принесенные
хорошенькой секретаршей, ездил домой обедать - и снова бумаги, доклады,
приправленные глотком чаю. В конце рабочего дня он ездил на отчет к
начальству, а затем возвращался в отделение, .где его ожидал
подобострастный дежурный с пухлым конвертом - данью начальника, собираемой
с суточной добычи подчиненных. После этого он запирался в своем кабинете,
отпускал секретаршу и около часа перебирал бумаги из своего личного сейфа,
делал пометки, записывал одному ему известные данные. Жизнь текла тихо и
размеренно, нарушаемая только борьбой с негодяем, интриганом Меджидовым,
начальником соседнего отделения, его личным врагом.
Однако спокойная жизнь полковника Рустамова круто менялась каждый
последний понедельник месяца. В течение всего года по этим роковым
понедельникам он приходил в отделение мрачный как туча, рычал на
подчиненных, не принимал посетителей, отказывал в любой просьбе, даже
самой невинной. Попадало и секретарше, строго выполнявшей свои нелегкие
секретарские обязанности в прямом и переносном смысле. В этот день все
вокруг него ходили на цыпочках и старались как можно меньше попадаться ему
на глаза. Правда, гроза продолжалась только до середины дня, когда
Рустамов покидал отделение и до конца работы пропадал неизвестно где. Об
этом факте ходило множество слухов, один неправдоподобнее другого, кто-то
даже клялся, что видел полковника в сберкассе, заведующим которой был его
родственник, и что начальник отделения разменял там большую сумму денег в
крупных купюрах на мелкие, причем добрую половину - на монеты. По этому
поводу было немало догадок, но разумного объяснения найти не удалось.
Вечером полковник Рустамов возвращался в отделение, отпускал по домам
всех, кроме дежурных, запирался в кабинете и сидел там чуть ли не до
полуночи.
Личный состав отделения быстро приноровился к чудачествам начальника, и
едва приближался "день гнева", как в шутку называли теперь последний
понедельник месяца, все принимали экстренные меры: кто направлялся в
командировку, кто отпрашивался заранее на весь день, кто брал бюллетень.
Вскоре все убедились, что полковник Рустамов положительно относится к
таким действиям подчиненных, и в отделении воцарился мир.
Сегодня был последний понедельник октября и, несмотря на ранний вечер, в
отделении не было ни души. Полковник Рустамов в дурном настроении
буквально ворвался в холл, отмахнулся от вытянувшегося в струнку дежурного
и быстро поднялся на второй этаж. Окинув взглядом пустые коридоры и
закрытые двери комнат, он несколько успокоился. Войдя в кабинет, он
тщательно запер дверь и бросил на стол принесенный сверток. Немного
подумав, задернул наглухо шторы на окнах, сам заварил крепчайший чай и в
изнеможении бухнулся в кресло.
Кокетливо инкрустированные ходики на столе показывали половину восьмого.
Рустамов машинально отхлебнул из стакана и поморщился - чай успел остыть.
Он тоскливо взглянул на середину ковра, покрывавшего пол кабинета. "Сейчас
появится..." - апатично подумал он, и как бы в ответ на его мысли на ковре
возникло голубоватое сияние и стало расти, пока не достигло потолка...
...Около года назад, в такой же осенний вечер, когда он был занят обычным
дело



Назад