30dff957     

Мусатов Алексей - Стожары



Алексей Иванович Мусатов
Стожары
Глава 1. ПИСЬМО
Парта стояла у окна, и никто раньше Саньки Коншакова не мог уследить,
как к деревне подкрадывалась весна, как на пригорках проступали рыжие
проталины, темнел снег в поле, вздувалась в овраге река. И, когда
трогался лед, первым всему классу возвещал об этом Санька.
А еще из окна класса ему хорошо было видно дорогу, по которой два
раза в неделю, к концу второго урока, проходил колхозный письмоносец
Тимка Колечкин.
Тогда Санька поднимал руку и, получив разрешение выйти из класса,
стремглав бежал догонять Тимку.
Но сегодня письмоносец запаздывал. Прозвенел звонок, началась большая
перемена, а его все не было.
Санька налегке, не надевая стеганки, только нахлобучив на вихрастую
голову пилотку, которую он носил всю зиму, отчего у него до сих пор
шелушились помороженные уши, выбежал за угол школы.
Снег кругом лежал темный, ноздреватый, ручейки с глухим бормотанием
перегрызали черную от вытаявшего навоза дорогу, проталины на пригретых
солнцем пригорках казались сухими и теплыми - так хотелось разуться и
побегать по ним босиком!
"Где-нибудь река вскрылась. Застрянет теперь наш Тимка, не то еще
письма подмочит", - озабоченно подумал Санька.
Задрав голову, он долго щурился на солнце, оглядывался по сторонам,
принюхивался, словно не доверял, что все это - и солнце, и потеплевший
ветер, и влажный душистый воздух - подлинное, весеннее.
Из-за поворота дороги показался Тимка Колечкин, маленький,
белоголовый, в старенькой шубейке, в овчинной шапке.
Санька зашагал ему навстречу, деловито пожал руку:
- Запаздываешь, почтарь!
- У Калачевки мост разобрали. Ледохода ждут. Еле через реку
перебрался, - сказал Тимка.
Санька кивнул на толстую кожаную сумку на его плече:
- Богато сегодня?
- Это еще не все... Тут и половины нет. Знаешь, сколько писем на
почту приходит... тысячи... разбирать не успевают. Так и лежат кучей.
- А нам опять ничего?
- Я ж поясняю, - Тимка старался не смотреть на Саньку: - недодали мне
почту. Запаздывают с сортировкой. Вот завтра дополучу - обязательно вам
будет.
- Ты и в прошлый раз так говорил - обязательно... и в позапрошлый! -
Санька уныло махнул рукой и направился к школе.
Тимка вздохнул, словно был в чем виноват перед Санькой, порылся в
сумке и побежал за ним:
- Машу Ракитину позови. Письмо ей!
Санька остановился, кинул беглый взгляд на конверт и помахал рукой
худенькой большеглазой девочке с короткими пенькового цвета волосами,
стоявшей с подругами на школьном крыльце.
Пряча по привычке руки в рукава жакетки, Маша Ракитина подошла к
Тимке.
Ей письмо, да еще с почты. Небывалое дело!
Правда, в прошлом году после ссоры с подружкой Зиной Колесовой,
жившей от нее через три дома, пришло Маше письмо с пометкой "срочное" и
с тремя марками на конверте. Да и то его принес не письмоносец с толстой
сумкой, а Зинкин братишка. Он вытолкнул тряпку, закрывавшую
незастекленную часть рамы, бросил письмо в избу и закричал: "Зинка с
тобой по гроб жизни теперь не водится! И в школу за ней не заходи и за
одну парту вместе не садись!"
Но Маша и не подумала читать письмо. Она вымела его вместе с мусором
за порог, а потом, когда через два дня девочки помирились, они отыскали
письмо на помойке и, не читая, разорвали на сто кусков и пустили по
ветру.
Но сейчас Тимка Колечкин держал в руках настоящее письмо с почты,
толстое, в белом конверте, все в жирных черных штемпелях.
Маша недоверчиво взяла его и вдруг опрометью бросилась в класс.
Ученики поб



Назад