30dff957     

Мустейкис Алекс - Опять Дикари !



Алекс МУСТЕЙКИС
Опять дикари!
Человек! ты всегда будешь видеть
прежде всего то, что стремишься
увидеть, находить то, что
скорее ожидаешь найти.
(Древнее изречение ;)
- Опять дикарь, - сказал Макгилан.
Брадис молча отодвинул товарища и выглянул в люк. Hе сказав ни слова,
он повернулся и ушел в рубку. Было слышно, как он гремит там кастрюлями.
Макгилан тоже прошел в рубку и вынул из своего шкафчика лингвист-тран-
слятор.
- Hеужели тебе не надоело? - мрачно спросил Брадис. - Двадцать три
планеты с дикарями - и на каждой тебе надо обязательно поздороваться за
ручку и поговорить о смысле жизни. А я опять вари обед.
- Что за эгоистические мысли! - патетически воскликнул Макгилан. -
Да известно ли тебе, что наш прилет на эту планету оставит у этого туземца
и его сородичей незабываемое впечатление! Это для нас каждая встреча с иной
цивилизацией обыденное явление. А для этих детей природы, только начинаю-
щих прощаться со своей дикостью! Я ясно вижу, как из поколение в поколение,
из уст в уста передается светлая легенда о людях, прилетевших со звезд! Ты-
сячи детей, затаив дыхание, будут выслушивать у ночного костра рассказы
очевидцев, а потом, глядя в звездное небо, мечтать о таких же полетах! Ты-
сячи поэтов будут сочинять о том свои песни, тысячи ученых будут разгады-
вать тайны природы, воодушевленные нашим примером!
- Ты демагог, - ответил Брадис. - Твоего туземца в данный момент
больше интересует, как бы побольше пожрать местной мамонтянины, а вовсе не
полет к звездам. Если ты уж такой альтруист, то можешь, так и быть, отдать
ему свой обед.
- А что? - воскликнул Макгилан. - Угощу его нашими консервами. Пусть
передают из поколения в поколение, чем питались люди со звезд.
Он выгреб из шкафчика несколько тюбиков, с сомнением посмотрел на них,
затем засунул один тюбик к себе в карман, а остальные положил обратно.
- Хорошего понемножку, - сказал он себе под нос и потопал к наружно-
му люку.
Дикарь все еще стоял на поляне перед звездолетом в той же позе, гра-
циозно оперевшись на дубину внушительных размеров. Макгилан переставил ры-
чажок лингвисттранслятора на деление "примитивные понятия" и спрыгнул в
траву. Дикарь проявил некий, но не очень сильный, интерес к особе Макгила-
на. Макгилан широко улыбнулся. Дикарь тоже. Похоже, он не собирается немед-
ленно бить меня дубиной, решил Макгилан и направился к дикарю. Дикарь поло-
жил дубину в траву и улыбнулся еще шире.
Потом они подняли руки над головой и хлопнули в ладоши - по местному
обычаю приветствия, затем пожали друг другу руки - по земному. Контакт был
установлен. Hаступила пора знакомства.
- Макгилан, - произнес Макгилан, ударяя себя кулаком в грудь.
- Мхакхилан, - повторил дикарь с дикарским акцентом. Потом он ударил
себя в грудь и представился:
- Кгхринс.
- Хринс. Очень приятно.
Затем началось обоюдное изучение языка. Дикарь Хринс с лету запоминал
земные слова, а лингвист-транслятор расшифровывал и обобщал местные. Hаконец,
запас слов, накопленный обеими сторонами, оказался достаточен для приятной
беседы.
- Где твой дом? - спросил Макгилан.
- Здесь, - ответил Хринс, указывая под ветки дерева, напоминающего
сосну. - И везде.
Он сделал неопределенный широкий жест.
Как это поэтично, подумал Макгилан. Он считает своим домом всю планету.
- А твой дом? - спросил, в свою очередь, Хринс.
- Сейчас здесь, - кивнул в сторону звездолета Макгилан, - а раньше
был там. - Он указал пальцем в небо. - Мы прилетели со звезд.
Дикарь не высказал о



Назад